Сайт Виктора Кравцова

Таиланд 2004


357-06-02-04!
(Это не телефон – это результат!) Таиланд 2004.

Первый день рекордных попыток.

Впервые прыгаем все вместе. Впервые в воздух поднимаются сразу четыре борта. Впервые пытаемся собрать эту невероятную по красоте фигуру. И с первой же попытки устанавливаем Рекорд Гиннеса: самая большая формация когда-либо собранная в небе – 318 человек! Даешь!

Следующий прыжок – и опять радуем старика Гиннеса: собрали 337 из 366! Могѐм!

Наступает эйфория: вот это да, всего два прыжка, а заветная цель уже так близка! Несмотря на то, что на предыдущих тренировочных прыжках НИ ОДНОЙ из групп НИ РАЗУ НЕ БЫЛА собрана формация ни по 100, ни по 200 человек, мы оказывается еще ОГО-ГО! И до рекорда рукой подать!

Сегодня не успели: время вышло, бывает, но уж завтра-то точно Рекорду быть!

Но…не тут-то было. Фортуна, повернувшись “ к лесу передом “, довольно недвусмысленно дала понять, что “ на шару “ здесь проскочить не удастся, и надо сильно попотеть, чтобы, как сказал BJ, подарить народу Таиланда Мировой Рекорд!

Первый же заявочный прыжок на следующий день показал, насколько далеки наши мечты от реальности: 230 из 369 – результат не совсем совпадающий с нашей задачей. Не скажу, что народ впал в уныние (некоторые секторы продолжали на разборах восхвалять себя за невиданное мастерство) но задумались многие. И фото, и видео свидетельствовали о том, что из прыжка в прыжок, в одних и тех же секторах не дорабатывают одни и те же люди.

А менять их не кем: вся «альфа» давным-давно уже прыгает в основном составе, т.к., начиная с памятного прыжка на Бангкок, в наших рядах появлялись бреши с постоянством, заслуживающим лучшего применения. То на отделение кто-то кому-то «съездит» по руке (ноге, голове); то на подходе к формации, на скорости, близкой к звуковой, двое сольются в едином порыве, не заметив друг друга; а то и в открывающийся купол влетит собрат по разуму, абсолютно без дурных намерений, но с не очень приятными последствиями. В общем, строй редел, а мастерство не повышалось. С такими невесѐлыми мыслями идѐм на второй прыжок.

Четвѐртая попытка установить рекорд.
Разбег по полосе, отрыв, взлет. «Геркулес» уверенно набирает высоту. В очередной раз ловлю себя на мысли, насколько удобен этот самолет для парашютистов: за бортом жара и духота, а здесь кондишн и прохлада. Высота 4000 метров. Пошѐл кислород. Каждый берѐт свою трубку или маску (или ласты), подключѐнную к единой системе, и кардинально решает проблему кислородного голодания. Высота 6000 метров. Борттехник поднимает табличку 10 MIN. Народ, понимая, что СКОРО НАЧНЁТСЯ, откладывает книги, шашки, домино, докуривает сигары, вылезает из ванны и готовиться к героизьму.

6 MIN. Высота 6500. Сейчас-сейчас. Уже открыта рампа, в которую через несколько минут толпа в 100 человек вволю накушавшись кислорода рванѐт на выход. Но чу!

Бортач поднимает табличку 2 MIN. Высота 7000 метров. Все встают.
1 MIN. Потихоньку движемся в сторону рампы. Звенит звонок: до выброски 15 секунд. Бросаем кислородные маски. Всѐ. Мы готовы к прыжку. ПОШЁЛ! В очередной раз получив чьими-то ногами по морде отделяюсь от борта. На девятом сальто успеваю заметить, как красив удаляющийся ероплан, но, ощупав себя, вспоминаю, что я сейчас не художник, а skydiver на задании.

Поэтому к делу. Итак, база вот, синие здесь, красные там и наш, самый белый сектор, тут.
Работаем. 1-ый и 2-ой «усы» сектора уже собрались, 3-ий заканчивает. Пора и нам, т.е. 4-му «вакеру» взяться за руки, чтобы, как у классика, «не пропасть по одиночке».
«Подхожу» к шведскому парню, который у меня справа, и, решительно, как скандинав скандинава, беру его за руку. Швед слева от меня берѐт меня за руку, а там и его берут, что характерно, за руку. И вот уже 4-ый, а затем и 5-ый «усы» в сборе. И как итог: весь наш сектор собран и пристыкован к базе. А как дела у других? Перевожу взгляд вправо вниз и вижу гроздьями осыпающий сектор. Матерюсь и понимаю, что, не смотря на слаженную работу большинства, достаточно одного, не побоюсь этого слова, пентюха, чтобы запороть всѐ напрочь.

Мои нецензурные размышления прерывает сигнал на разбежку. Высота 2200 метров, открывается первый парашют, и нам, первому ярусу (крайние два «уса») надо уходить не мешкая, т.к. через 4 секунды пойдѐт вторая волна, а ещѐ через 4 – третья. Первому ярусу – самая «почѐтная» задача: бежать дальше (и дольше) всех и раскрываться на 600 метрах. Второму  ярусу и бежать поближе, и раскрываться повыше – на 800. И «хуже» всего приходилось третьему ярусу: они и бежать-то толком не бежали, и раскрывались на 900, и кружили там в тоске и печали. В то время, когда первые два яруса общей численностью до 300 человек весело, по-молодецки, с посвистом и гиканьем, с шутками и прибаутками пытались все вместе приземлиться как можно ближе к месту укладки. Правда, продолжалось это до тех пор, пока каждому сектору не выделили свою площадку приземления.

Приземлившись и уложившись идѐм на разбор. Выясняется, что на этом прыжке мы собрали 321 из 368. Капитаны, поблагодарив нас за четкую и слаженную работу, в очередной раз напоминают о необходимости и в дальнейшем соблюдать правила безопасности в воздухе, и желают удачи на следующем прыжке. Мы киваем, а про себя опять материм тех «героев» из соседних секторов, из-за которых рекорд не только не приблизился, но, возможно, и отдалился: дни проходят, а хорошую погоду до конца сборов никто не обещал.

Опять идѐм на прыжок. Попытка №5. Результат приблизительно такой же: 324 из 363.
Настроение пошло на убыль. Осталось три дня. В душе бродят смутные сомнения: состоится ли Рекорд? Успеем ли? Или основными впечатлениями от поездки в Таиланд останутся съеденные тараканы, посещение аквариума и школа выживания на Бангкокской показухе?

Третий день рекордных попыток.
Делаем один прыжок: 312 из 358. Ничего нового. Две последующие попытки из-за неисправности одного из бортов закончились, даже не начавшись. Оба раза, оторвавшись от земли, три исправных борта, не дождавшись взлѐта, внезапно захворавшего товарища, прекращали набор высоты и шли на посадку. А тут и погода ушла насовсем. Внезапно налетел шквал, и начался классический тропический ливень, поломавший часть укладочной, и едва не смывший самолѐты со стоянки.

Четвѐртый день. Погоды нет. Взлетающие F-16 весьма красноречиво  говорят об этом, уходя после взлѐта в плотную облачность на 100 метрах. День проходит в тщетных ожиданиях возвращения погоды и фотографировании «то вместе, то по врозь, а то попеременно». К концу дня принято решение завтра, в крайний день, лететь на другую авиабазу на 200 км западнее, где может быть погода, и попытать счастья там.

Пятый, заключительный день. Погода ушла навсегда: мало того, что низкая облачность, так ещѐ и сильно похолодало (15-17 градусов после 40 с лишним кажутся морозом). Мы сидим на аэродроме в Корате и ждѐм информации от капитанов, улетевших на другую базу под названием Такли осматривать площадку. Я уже перебесился, смирился с судьбой, и в реальность установления Рекорда почти не верю: и погоды нет, и с личным составом, точнее с его умением собрать формацию, ничего не изменится. Ну не климатит, что ж поделать. Но попытка – не пытка. Получится – прыгнем. Вдруг отловим этот один шанс из тысячи?

Проходит команда собраться по секторам. До нас доводят: летим в Такли, приземляемся, осматриваемся и прыгаем. Возможно, это будет только один прыжок.
Ну, что ж, полетели. Впервые с досадой подумал о наличии в самолѐте кондиционера: колотун – просто жуть. Американцы, сидящие рядом  натянули на головы свитера, а я с тоской вспоминал о предусмотрительно оставленном в номере гостиницы тельнике.

Но уже на подлѐте к точке мы почувствовали, что отсюда погода ещѐ не ушла. Причѐм это ощущение было настолько явным, что народ начал довольно резво снимать не только свитера, но и майки. Итак, мы на месте. После короткого брифинга – опять по самолѐтам и…С БОГОМ!

7300 метров. До прыжка – минута. А вдруг получится, вдруг  повезѐт, чем чѐрт не шутит?
Но вот прошла команда. Удачи нам всем! Вперѐд!
Вылетаю из самолѐта, готовый ко всему. В этот раз по голове никто не съездил, и это радует. Осматриваюсь. Как же близко база! Всѐ-таки молодцы летуны: лучшей выброски и желать невозможно! А  вот и наш сектор, как обычно на высоте (и в прямом, и в переносном). Встаю на своѐ место, и спустя несколько секунд, оглянувшись, понимаю, что наши все на местах. Ну а остальные?

Смотрю вниз – там только Вилли, оператор. Смотрю наверх, по сторонам – и так же никого, кроме операторов не вижу. ГОСПОДИ, НЕУЖЕЛИ МЫ ЭТО СДЕЛАЛИ? На седьмой попытке, на другом аэродроме, за несколько часов до завершения сборов!

Открывается купол сигнальщика. Бегу и боюсь поверить в успех, и очень хочется в него верить!

На земле менее боязливый народ уже во всю орѐт, поѐт и поздравляет друг друга, не дожидаясь вердикта судейской комиссии. Пока судьи делают свою работу, BJ предлагает продолжить нашу: сигануть ещѐ разочек и улучшить результат на 10 человек.

Предложение встречено, мягко говоря, без особого энтузиазма, и его обсуждение прерывает появление судей. Все замирают, и главный судья оглашает:
ЕСТЬ МИРОВОЙ РЕКОРД  357-WAY !!!

К сожалению ни бурные овации последовавшие за этим заявлением, ни относительно позднее время, ни ухудшающиеся погодные условия, ни сам факт установления рекорда не изменили решения BJ прыгать ещѐ раз. В том, что в этот раз ничего не соберѐм, не сомневался никто, но раз надо – значит надо. Сиганули, почудили, приземлились. Все
живые и здоровые, что самое главное!

И теперь нас впереди ждут новые рекорды! Уж не знаю насчѐт 500 и 600, но 400 точно!

Виктор Кравцов , 3875 прыжков ( на 15 февраля 2004 года )
Инструктор ПДП « АЭРОГРАД КОЛОМНА »